МБОУ СОШ № 4
город Ханты-Мансийск

Патриотический проект "Парта Героя"

Защитник Отечества, павший во время несения военной службы для сохранения всеобщего мира и согласия

Тихон Антон Владимирович

Люди земли югорской

Краповый берет из Дагестана

 

По всему миру в разный период времени было множество «горячих точек», появление в которых грозило человеку либо тяжелыми последствиями для здоровья, либо смертью. Бойцы на фронте – это не просто солдаты, которые запрограммированы на наступление, погоню и захват. За каждым из них – его родители. Каждый солдат – это чей-то сын, брат, внук. И гибель одного из тысячи военных не проходит бесследно. Это страшное событие влечет за собой страдания его родных.

 

Антон и его команда

Татьяна Владимировна Тихон живет в небольшой уютной квартирке в центре города, которую делит вместе со своей дочерью.

В молодости она закончила Омский техникум, приехала на Север, где вместе с мужем поселилась в поселке Мамонтово. 13 декабря 1979 года родился их сын Антон. «Все его любили, мальчик рос общительным, красивым», – с упоением рассказывает мама. Почти в два года его взяли в детский сад, где тот никогда не ломал игрушки, а в школе до третьего класса был отличником. Когда мальчику было четыре с половиной года, его родители развелись.

Антон очень любил приносить в дом животных. В семье Тихон побывали и котята, и крысы, и попугайчики. Бывало, после школы родные по несколько часов не могли его найти. А мальчик возвращался домой уже под вечер и объяснял свое исчезновение тем, что рассматривал жуков на городском фонтане.

С матерью Антон был очень близок. Однажды его девушка даже приревновала парня к маме. Когда Татьяна Владимировна уезжала в командировки, сын очень нервничал, особенно, если она не выполняла своих обещаний и не возвращалась в срок. «Он очень изводился, психовал, потому что я не ехала домой», – смеется мама-путешественница.

«Думаю, где-то я упустила его с учебой, ведь все время находилась на работе», – убеждена Татьяна Владимировна. Не без материнской помощи Антон закончил восемь классов, поступил в училище и стал обучаться специальности «Обвальщик мяса» в мясокомбинат заведения. «Была у нас профессия, но не пригодилась, – вздыхает мать. – Окрестили, все сделали по чести, но не уберегли».

Надо получить берет

Однажды после дискотеки Антон открыл дверь дома и показался маме в синяках и запекшейся крови. Оказалось, что один из его друзей избил его до полусмерти, потому что тот нечаянно порвал его кожаную куртку. «Володя, что делать? – последовал звонок мужу. – Потеряем ведь сына». Чтобы «отмазать» от нескольких лет армии, благодаря вмешательству знакомых, ребенка положили в больницу для поиска какого-нибудь заболевания. Но в итоге все старания родителей оказались тщетны, и Антон Тихон все-таки попал в российскую армию...

Однажды на телефон Татьяны Владимировны поступил звонок. В трубке она услышала голос сына: «Мама, я в Тюмени». Оказалось, Антон попал в войска спецназа МДВ.

На присягу к сыну мать не поехала, но навестила его на старый Новый год, когда тот служил в городе Армавир. Во время одной из прогулок Татьяна Владимировна решила попытать счастья и предложила: «Антошка, давай сейчас я куплю тебе свитер, переоденемся в штатское, и я заберу тебя домой – в Казахстане тебя искать не будут». А он воскликнул: «Мам, ты что?! Это же спецназ, я должен получить краповый берет!».

У Антона было много планов на будущее. Когда мама встречала его в Омске, то уже не признала в высоком, смотрящем свысока парне своего сына. Возмужал за время службы.

«Лежит теперь этот краповый берет... И что?», – сокрушается мать.

 

Ждите писем

Трагическая ситуация произошла в августе-сентябре 1999 года, когда началась вторая чеченская кампания. В августе в боевых действиях погибли очень много парней. Только в отряде Антона смерть унесла 34 человека. Татьяна Владимировна звонила в часть, но ничего не знала об этом, хотя шестое чувство ей постоянно подсказывало, что происходит что-то неладное. Пятого сентября состоялся долгожданный разговор между матерью и сыном. «Антошка, как вы там, отправляют или нет? Не дай Бог что-то случится! Ты ведь у меня один! Не рвись туда, это не просто так в «войнушку» поиграть», – все время твердила взволнованная мама. А он пытался убедить, что находится в резерве и волноваться не о чем.

В следующий раз матери сообщили, что отряд Антона уже находится в Чечне. «Ждите писем», – сказали ей по телефону...

17 сентября в два часа ночи в доме Тихон раздался звонок. Это был муж.

- Таня, что делать? Где сына хоронить будем?

- Подожди! Как хоронить? – мать не могла принять поступившую информацию. – Я недавно с ним разговаривала, и все было нормально.

Оказывается всю роту вместе с Антоном отправили в Новолакский район республики Дагестан 5 сентября. Их задачей было занять телевышку на возвышенности 715,3 метров. Ночью солдаты подошли к высоте, заняли ее, но боевиков не обнаружили. Но тут, как назло, в переговорных устройствах ребят сели батарейки. Рота выполнила приказ, только передать новость по каналам связи остальным военным не удалось. И в этот момент российские вертолеты начали бомбить ту самую возвышенность...

– По ошибке именно наши наших и расстреляли, и никто за это не ответил», – сокрушается Татьяна Владимировна. – Российские командиры по указу президента попали под амнистию, а ребят загубили из-за каких-то батареек...

Антон попал под бомбежку, в которой ему оторвало ступню. Солдата нашли сразу в образовавшейся паузе между бомбежками, вкололи обезболивающее и заложили ветками, чтобы его не нашли враги. В следующий раз, когда наступило затишье, парня обнаружили по следам крови – он пытался ползти неизвестно куда, лишь бы подальше от кровавой бойни. Пять суток его не могли снять с высоты, а он все это время голодный истекал кровью. Когда Антона, наконец, обнаружили, у него уже не осталось сил. Парень увидел знакомые лица, улыбнулся и умер. «Все он делал с улыбокой, и умер с улыбкой», – в уголках глаз Татьяны Владимировны появляются горькие материнские слезы.

Этот бой стал одним из самых драматических эпизодов в ходе проведения спецоперации по уничтожению незаконных вооруженных формирований.

Фамилия и маршрут

Семье Тихон сообщили о трагедии 17 сентября, а доставили тело Антона только 21 сентября пассажирским самолетом. Семья до последнего надеялась, что под крышкой окажется не их сын. После того, как гроб выгрузили, на деревянном ящике был обозначен его путь: «Махачкала – Екатеринбург – Ханты-Мансийск» и единственная фамилия – «Тихон».

Антон не был обезображен: он лежал бледный, «без единой кровиночки». Похоронили солдата с почестями на кладбище Ханты-Мансийска. По Указу президента Российской Федерации за самоотверженность, мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга на Северном Кавказе, Антон Тихон посмертно награжден орденом «Мужества».

После гибели сына Татьяна Владимировна отчаянно пыталась найти девушек, с которыми дружил ее сын. «Может, какая-то из них родила?», – улыбается она. Но никто так не признался в рождении внука...

Однажды перед празднованием нового года Татьяна Тихон вспомнила о сыне в компании своих коллег по работе. После этого она отправилась на кладбище, где уснула прямо на его могилке. В холодную зиму, оставшись на улице, можно легко замерзнуть, не заметив этого, ведь, говорят, что человек перестает что-либо чувствовать. Но Татьяна Владимировна отчетливо почувствовала, как кто-то резко дернул ее за руку. От чего она и проснулась.

Спустя время после произошедшего ей приснился сон: женщина находилась в пустой казарме, в центре которой стоял Антон, укутанный в одеяло и с костылем. «Мам, ты не переживай, мне здесь так хорошо, у меня все нормально», – говорил он.

«После этого камень у меня на душе словно стал меньше, я стала меньше плакать и ходить на кладбище», – вспоминает мать.

Когда нервы были на пределе, она снова выбралась к могиле своего первенца и обратилась к нему: «Антош, зачем ты меня разбудил, не дал мне замерзнуть? Раз ты не захотел, чтобы так получилось, и решил, что я должна жить, значит, возвращайся сам».

И Бог дал женщине ребенка...

– Когда Настя была маленькая, она не давала мне смотреть военные фильмы, потому что я начинала плакать, – вспоминает она. – В Насте действительно есть что-то от Антоши. А ведь сын и впрямь очень хотел родных сестру или брата. И сестра у него появилась, но так получилось, что они не знают друг друга...

Татьяна Владимировна собирает вырезки из газетных изданий, которые рассказывают о событиях того времени, альбомы и угадывает в военных фотографиях лицо своего сына. Время от времени к ней приезжает сестра, приходят гости, и ее дом становится еще уютнее и оживленнее.

Но существует обстоятельство, о котором в деталях знает она сама, и совершенно ничего не представляет ее дочь: когда-то у Татьяны Владимировны был сын Антон, а у Насти – родной брат, только сейчас его не застанешь в стенах квартиры...

Ксения Калинина.

Фото из архива Тихон Т. В.

Благодарим за беседу Тихон Т. В., председателя Ханты-Мансийского регионального отделения Общероссийской общественной

организации семей погибших защитников Отечества.

Врез

На присягу к сыну мать не поехала, но навестила его на старый Новый год, когда тот служил в городе Армавир. Во время одной из прогулок Татьяна Владимировна решила попытать счастья и предложила: «Антошка, давай сейчас я куплю тебе свитер, переоденемся в штатское, и я заберу тебя домой – в Казахстане тебя искать не будут». А он воскликнул: «Мам, ты что?! Это же спецназ, я должен получить краповый берет!».

Только в отряде Антона смерть унесла 34 человека. Татьяна Владимировна звонила в часть, но ничего не знала об этом, хотя шестое чувство ей постоянно подсказывало, что происходит что-то неладное.

Статья в газете Самарово Ханты-Мансийск

Очерк об Антоне Тихоне на youtube

Фотогалерея